«Как Уолкмен влез в каждое ухо»
Истории успеха - Истории успеха зарубежных компаний и их руководителей

«как  уолкмен  влез в каждое ухо»

Слава Богу, что у нас есть Уолкмен (Walkman). До его появления единственным переносным стерео был громоздкий ящик, который таскали на плече и который, как правило, очень громко играл. А Уолкмен сделал так, что нам теперь не приходится навязывать окружающим свои музыкальные вкусы и выслушивать их возмущенные крики.

И что самое лучшее - у Уолкмена высококачественный стереозвук. В наши дни это не кажется таким уж большим достижением, не то что тогда, много лет назад, когда переносные магнитофоны были большими и неуклюжими и из их плохих динамиков громыхал искаженный звук, а для персонального прослушивания приходилось вставлять в ухо маленькую белую затычку и тогда можно было слушать музыку, которая лилась как из телефонной трубки, засунутой в консервную банку.

Самое забавное, что поначалу этот Уолкмен сами разработавшие его инженеры фирмы Сони (Sony) считали крупной неудачей. Они стремились совсем к другому. Руководителем конструкторов был Мицуро Айда (Mitsuro Ida), и его группа уже добилась большого успеха, создав маленький переносной магнитофон под названием Прессмен (Pressman - репортер). Поразительно компактный (133,35 x 88,9 x 28,575 мм), со встроенным микрофоном и громкоговорителем, этот магнитофон стал непременной принадлежностью журналистов.

Но Прессмен был монофоническим аппаратом. И радиорепортеры попросили Сони создать стереомодификацию того же удобного размера. В конце 1978 года конструкторы начали всеми возможными средствами и ухищрениями сжимать и уплотнять монтаж компонентов стереомагнитофона, чтобы вписать его в тот же объем, что и мономодель. У них это почти получилось: блок воспроизведения и два маленьких динамика уместились, а вот блок записи - ни в какую! Поскольку главной заботой была именно запись, разработчики потерпели фиаско при первой же попытке.

Но все же их труд не был напрасным. Качество звука оказалось удивительно хорошим для столь малых габаритов аппарата, поэтому Айда оставил прототип в конструкторском отделе. Коллеги ставили кассеты и проигрывали их во время работы над следующей модификацией.

Неудача не давала покоя руководителю группы Айда. Ведь фирма Сони по праву гордилась умением вводить самую передовую технологию в производство своих магнитофонов. Вторым изделием фирмы в послевоенный период - и первым значительным успехом - был принципиально новый магнитофон, поразивший мир в 1950 году. А первым изделием, выпущенным тремя годами раньше, был аппарат для варки риса, который частенько бил током и вызывал в домах пожары.

Однажды в конструкторский отдел забрел Масару Ибука (Masaru Ibuka). Он часто слонялся по предприятию. Ибука был новатором, который в свое время вместе с Акио Морита (Akio Morita) основал фирму и обеспечил ее процветание в первые годы. Но, вместе с тем, Ибука был слишком чудаковатым, слишком фантазером, он не вписывался в отлаженный ритм работы. Поэтому Морита, взяв на себя руководство предприятием, назначил Ибуку почетным председателем . Этот пост обеспечивал последнему глубокое уважение окружающих, не требовал большой ответственности и предоставлял много свободного времени для общего наблюдения за ходом работ в различных отделах фирмы.

Ибука стоял и смотрел, как конструкторы работают над новым проектом, и вдруг он услышал музыку, доносившуюся из забракованного магнитофона.

- Откуда у вас этот замечательный маленький магнитофончик с таким прекрасным звучанием? - поинтересовался Ибука.

Поскольку председатель проводил много времени в здании фирмы, он превосходно знал, где и что делается. Он неожиданно вспомнил о другом проекте, о заказе на легкие маленькие наушники, разработанные инженером по имени Иошиюки Камон, трудившимся теперь в другом конце корпуса.

- А что если нам избавиться от динамиков и укомплектовать стерео в эти наушники? - предложил Ибука. - Ведь наушники потребляют меньше мощности и улучшают качество звука. Кто знает, может, нам удастся продать эту аппаратуру и без блока записи. Ведь звук-то у магнитофона прекрасный.

Инженеры вежливо выслушали слова председателя , а про себя подумали, что старик окончательно спятил. На кой черт делать магнитофон, который не записывает? Кто захочет слушать музыку через наушники, когда можно приобрести динамики? Зачем создавать что-то менее функциональное, чем прежде? Разве это прогресс?

Тогда Ибука, всеми почитаемый и пользующийся авторитетом, однако не имеющий полномочий давать добро на запуск в производство новых проектов, направился к своему другу и партнеру Морита и продемонстрировал ему магнитофон с наушниками. Морита послушал и был восхищен качеством звучания стереомузыки. Разработчики были в шоке, когда Морита велел им заняться именно этой моделью.

Не только конструкторы были удивлены, специалисты по сбыту тоже посчитали новый проект сумасбродством. По их прогнозу, фирме грозили убытки от продажи каждого магнитофона с наушниками. Кроме того, специалистам Сони сказали, что японское название аппарата, Уолкмен (пешеход), будет странно звучать для англоязычного населения. Из-за этого фирма выпустила Уолкмен в США под названием Саундэбаут (Soundabout - вездесущий звук), а в Великобритании Стоуэуэй (Stowaway - тайничок). В 1979 году магнитофон был низкодоходным товаром, и реклама адресовалась подросткам.

Чуда не произошло. Подростки оказались конформистами и не бросились раскупать новинку. Они ждали - как поступят другие? Крупногабаритные магнитофоны продолжали пользоваться спросом, а Уолкмены пылились на полках магазинов. Получалось, что скептицизм инженеров и специалистов по маркетингу оправдался.

А потом Уолкмена открыли для себя яппи , молодые, деловитые бизнесмены. Уолкмен оказался идеальным приспособлением, чтобы слушать Моцарта во время бега трусцой и Бой Джорджа - в транспорте, причем достаточно небольшим, чтобы уместиться в дипломате или кармане делового костюма. Так новый товар стал пользоваться бешеным успехом в среде белых воротничков всего мира.

Непредвиденный взлет Уолкмена поразил почти всех на фирме Сони , но в особенности того злополучного управляющего производством, которому в свое время велели подготовить выпуск первой партии в 60 000 штук. Такое количество показалось ему явным преувеличением, поэтому он заказал комплектующих на всю партию, но выполнил сборку только наполовину, решив, что если Уолкмен пойдет с прилавков хорошо, то у него всегда хватит времени на сборку оставшихся экземпляров, если же нет, он станет героем, сэкономившим деньги для фирмы. Когда произошел взрыв спроса на Уолкмена , Сони оказалась с горой заказов от продавцов, но без готовых изделий. Управляющий чуть было не потерял работу.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Популярные истории:

News image

Владимир Довгань – история успеха

«Измени жизнь одного человека к лучшему — и ты уже прожил свою жизнь не зря» В. Довгань 30 июля 1964 г. в маленьком таежном пос...

News image

Джек Уэлч, General Electric: Самый успешный босс Америк

Джек Уэлч двадцать лет управлял не своим, а чужим бизнесом. Но этот бизнес называется General Electric. Именно при Уэлче GE стал...

News image

История Volvo, или когда безопасность автомобиля являет

С самого начала создания компании Volvo, основателями были заложены многочисленные принципы, одним из которых является безопасно...

Вопросы

News image

История eBay: как заработать на блошином рынке

eBay является сегодня, пожалуй, одной из самых крупных ИТ-компаний. Этот аукцион, как и Amazon, был создан еще до краха доткомов...

News image

Сложно ли добиться успеха в бизнесе новичку?

Стоит ли говорить о том, что каждый предприниматель мечтает не только о хорошей прибыли, но и успехе? Особенно о нём мечтают начин...